Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:33 

Юность чувств - Глава 15

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
Фандом: Не сдавайся!
Размер: макси
Персонажи: Кёко, Шо, Куон и другие
Категория: гет
Жанр: романтика, драма
Рейтинг: R
Предупреждения: AU
Все права у Накамуры, размещение - только мое собственное.



Подготовив еще с вечера форму, Кёко утром одевалась медленно и торжественно. Ведь церемонию открытия первого триместра она пропустила, и сегодняшняя будет, получается, для нее самой первой в старшей школе. Значит, надо сделать так, чтобы остались самые светлые воспоминания.
Завязав бант, она застегнула на все пуговицы все еще летний пиджак, с рукавами до локтя, оправила юбку и взяла сумку. Отлично. Все в тон – белое, желтое, черное. Даже ленту в косу она вплела желтую.
Обувшись и обменявшись с улыбающейся Фувой-сан взаимными пожеланиями хорошего дня, девушка вышла во двор. Шо появился спустя минут пять, немного сонный и оттого недовольный.
- Зачем идти на церемонию, а? Уроки начнутся гораздо позже.
- Так положено, - Кёко лишь умиленно улыбнулась, глядя на него. – Разве тебе не хочется побыть на церемонии открытия?
- Я спать хочу, - буркнул он и направился к воротам. – Это ты жаворонок, а я сова.
Угу, просто кому-то надо ложиться пораньше, а не во втором часу ночи, после переписывания ее домашнего задания. Она вздохнула про себя. И ведь предлагала это сделать не в последнюю ночь, а за неделю. Но у Шо-чана, как он выразился, шла музыка, и ему было не до заданных на лето задач и упражнений.
В метро парень устроился в уголке, тут же задремывая, и Кёко до самой станции стояла рядом и следила, чтобы он не свалился с сиденья.
Уже на школьном дворе, зевнув в последний раз, Шо махнул рукой на прощание и направился к своему корпусу. Проведя его сожалеющим взглядом – церемония открытия, как и закрытия, разнилась по времени для отделений – девушка отнесла свой портфель в класс и поспешила в спортзал, вход в который был украшен желтыми шарами.
Внутри было немного человек, не больше десятка, и, заметив Даиримию, Кёко заулыбалась.
- Юи-сан, доброе утро!
- Кёко-сан, - девушка открыто улыбнулась в ответ. – Как прошли каникулы?
- Замечательно. А у тебя?
- Тоже хорошо, - Даиримия кивнула. – Мы с матушкой ездили в гости к родственникам в Ниигату. Вот, это тебе сувенир оттуда.
- Ой, спасибо! – смущенно улыбнулась Могами, принимая маленький пакетик. – Прости, я никуда не ездила, поэтому…
- Нет-нет, это просто подарок, - Юи сама засмущалась и тут же взяла себя в руки. – Ты же будешь продолжать ходить в кулинарный клуб?
- Конечно, - заверила ее Кёко, - бросать не собираюсь.
Постепенно зал наполнялся учениками. Пришли Рина и Рэй, подтянулись другие одноклассники…
- Ого, как они загорели.
Обернувшись на замечание Ватаджибы, Могами задумчиво прищурилась, разглядывая появившуюся троицу своих соседей по классу.
- Угу, - Рина не разделяла всеобщего удивления, - конечно, загорят – они на нашей южной вилле просидели целый месяц, тренируясь.
- Всей командой?
- Всей, еще и брата сманили. Он только на каникулы приехал…
- Банни-чааан! – Кагурадзаки радостно замахал руками. – Как лето? А чего такая бледная? Совсем не загорала? Девчонки, а вы тоже бледные! Вы чего, совсем не отдыхали?
Девушки переглянулись и хихикнули.
- Чего? О, а я тебя помню, - он кивнул заробевшей Даиримии. – Твой тортик был вкусным, честное слово. Кстати, у вас расписание занятий в клубе не изменилось? Можно рассчитывать на, - Ода хитро подмигнул, - вкусняшки?
- Янки, он что, все лето молчал, что сейчас тараторит? – фыркнула Сугита. Хизури лишь пожал плечами:
- Ты что, Оду не знаешь? Банни-чан, ты действительно бледная.
Еще и этот? Кёко вздохнула:
- Тебе-то какое дело?
- Как какое? – он недоуменно выгнул бровь. – Посмотри на нас – мы такие красивые, а ты будешь сидеть среди нас бледная и…
- Некрасивая? – она недобро сузила глаза, задетая такими рассуждениями.
- Уставшая, - с легкой довольной улыбкой поправил ее Янки.
Нет, вы только посмотрите на него! Он смеет ее упрекать?!
- Не нравится – не смотри.
- Так как мне не смотреть, когда ты сидишь передо мной.
- Я расстраиваю твое чувство прекрасного?! – Кёко ощутила жуткое желание стукнуть его и пожалела, что портфель остался в классе. – В таком случае не волнуйся – даже если я при распределении мест вытащу номерок с партой перед твоей, я попрошу Юмено-сенсея пересадить меня!
- Я такого не заявлял, - парень сложил руки на груди.
- А я с недавних пор угадываю твои желания, - парировала она и намекающе улыбнулась. – Или забыл?
Рэй и Рина фыркнули, сдерживая смех, а Ошино, до сих пор молчавший, с самым умиротворенным видом вздохнул:
- Хоть что-то остается неизменным в этом стремительно меняющемся мире. А то я за лето тревожиться начал – вот не хватает чего-то и все… - он так же мирно улыбнулся острому взгляду Хизури и не менее хмурому – Кёко. – А сейчас смотрю на вас и понимаю – да просто я соскучился по вашим боевым режимам.
- Я его не кусала! – возмутилась Могами и растерянно заморгала, когда подруги все же рассмеялись, а Ода с Кёном и вовсе согнулись от хохота. – Что?!
- Ничего, - Янки шумно выдохнул, прикрыл глаза рукой на пару мгновений, а затем опытными скупыми движениями отвесил друзьям два звонких щелбана.
- Ой!! За что?!
- Хватит смеяться, - он скривился на возмущение, глянул на Кёко, которая тут же воинственно поджала губы, и вздохнул. – Все, молчу-молчу.
- Вот и молчи.
- Вот и молчу.
- Вот и молчи.
- В… - скрипнув зубами, парень демонстративно развернулся к ней спиной.
Фыркнув, девушка хмуро глянула на отчаянно кусающих губы подруг, затем сурово на парней и повернулась к Даиримии:
- Юи-сан, у вас в классе есть свободные места?
- Даже не думай, - не оборачиваясь, отозвался Янки. – Мы ж следом переедем.
Новый взрыв хохота, из-за которого к ним начали подтягиваться заинтригованные одноклассники, заставил Кёко сжать зубы и пообещать самые страшные кары одному второгоднику. Вот закончится церемония – и он пожалеет!

Церемония прошла настолько замечательно, прямо так, как представлялось, что довольная и умиротворенная Кёко остыла и даже простила Янки. Ну что с него взять, с янки-то? Поэтому, когда в классе Юмено-сенсей поприветствовал всех с началом нового триместра, она ответила самой искренней улыбкой.
- Да, и напоминаю, - все притихли, глядя на классного, - с одиннадцатого сентября стартует школьный фестиваль. Как обычно – два дня. Так что подумайте к следующему классному часу, что бы хотели представить.
Школьный фестиваль!.. Как она могла забыть о таком важнейшем событии?? В средней школе все было просто – кафе или дом с привидениями, а здесь что будет?
- Может, кафе какое?
- Дом с привидениями?
- А все должны участвовать? А то у нас свои клубные мероприятия готовятся…
Она нахмурилась – неужели ни у кого нет оригинальной идеи?? Ну ладно она сама – фантазии не имеет, как говорит Шо-чан, но остальные? Ну же? Кёко даже обернулась к Янки, который недоуменно приподнял брови, мол, чего?
- Что вы готовили в прошлом году?
- Понятия не имею, - пожал он плечами, - мы в своем клубе были.
- А как же солидарность с классом?
В зеленых глазах появилась снисходительность:
- Какая, Банни-чан?
- А, ну да, - она с готовностью кивнула, - что с вас взять? Вы же как бабочки-однодневки – здесь и сейчас. Зачем думать о том, чтобы подружиться еще с кем-то?
Янки недобро прищурился:
- На что ты намекаешь?
- Не все хотят жить в твоем Неверленде, - прямо ответила девушка и отвернулась, прислушиваясь к предложениям одноклассников.
- И это мне говорит человек, который не снимает розовые очки лет десять.
Она обернулась, хмурясь:
- Что ты имеешь в виду?
Хизури облокотился на парту, приближаясь к Кёко:
- То и имею. Сними розовые очки и посмотри внимательно на мир.
- Я не ношу очки, - так же вкрадчиво ответила она.
- Ты уверена?
В глазах напротив было холодное ожидание, и девушка гордо приподняла подбородок:
- Уверена.
Отвернувшись, она прикусила губу, чуть хмурясь.
На что он намекает?! Какие еще розовые очки? Что значит «посмотри внимательно на мир»?
Она что, не смотрит? Смотрит. И прекрасно видит все! А если ему не нравится правда, то пусть задумается о своем поведении, а не запутывает ее своими фразами, претендующими на загадку!
И вообще, сейчас идет обсуждение того, что покажет класс на школьном фестивале!
К концу урока Юмено-сенсей, подытожив обсуждение, записал на доске тему – галерея сувениров. Идею предложила Химеджимаю, обосновав, что у каждого дома есть какие-то ненужные уже сувениры, игрушки, которые можно было бы выставить на обозрение и, при желании посетителей, продажу.
Ну, у кого-то, может, и есть, согласилась про себя Кёко, а у нее такого богатства нет. Все нужное и важное. Игрушек вообще нет… Но она может сделать и сшить куклу, верно? Потребуется только полимерная глина, немного лоскутков, шнур, краски, ну и представление, какую именно куклу надо сделать.
- Куклу? – изумилась Сугита, когда на перемене три девушки вышли в коридор. – Ты умеешь делать кукол??
Могами немного смутилась:
- Самых простых.
- Это просто здорово, - Рэй ободряюще улыбнулась. – А какая она будет?
- Еще не знаю, - вздохнула Кёко. – Есть пожелания?
Обе ее подруги призадумались.
- Готик-лолиту.
- Рина-сан, почему готик-лолиту?
- Должна выглядеть интересно.
- Но это банально.
- Рэй-сан, у нас фестивальное мероприятие банальное – брат говорил, что пару лет назад уже делали похожее, - парировала Сугита. – А готик-лолита освежит галерею.
Кёко молчала, прикидывая в уме, что может потребоваться для создания заказанной куклы.
- Ну тогда почему бы не зомби? – немного саркастично поинтересовалась Ватаджиба. – А что, тоже оживит обстановку.
- Брр!
Зомби? Кёко обдумала и эту мысль. А если зомби-готик-лолита? Будет, наверное, интересно…
- Давай просто спросим мнение человека со стороны, - Рина огляделась в поисках знакомого, затем заглянула в класс. – Ошино-кун, иди сюда на пару минут.
Кён вышел с озадаченным видом:
- Почему я?
- Потому, - девушка отмахнулась. – Что лучше – зомби или готик-лолита?
- Ну у вас и предпочтения! – изумился он, переводя взгляд с одной на вторую и третью. – С чего вдруг?
- Неважно, так все же?
- А чего у вас тут? – Кагурадзаки тоже вышел из класса, с интересом глядя на компанию.
- Ода, готик-лолита или зомби?
Глядя на озадаченное лицо парня, Кёко прыснула и тут же поджала губы – на пороге класса появился Хизури:
- Я не понял – я что, невидимка?
- Янки, готик-лолита или зомби?
Теперь уже и блондин округлил глаза:
- Чем обусловлен такой выбор?!
Могами вздохнула:
- Я просто могу сделать куклу для галереи, - она насупилась, когда парни уставились на нее с неверящим видом. – Что?
- Кёко – может, - непререкаемым тоном проговорила Сугита. – Стоит выбор – готик-лолиту или зомби.
- Девушки, вы меня пугаете, - медленно протянул Ошино. – Почему не какую-нибудь балерину? Или зверюшку на худой конец?
- Потому что кукла должна оживить наше банальное фестивальное мероприятие, - невозмутимо ответила Рэй и покосилась на фыркнувшую Рину. – Так что, что-нибудь небанальное.
- Ну, наверное, зомби, - Кагурадзаки пожал плечами. – Это если исходить из вашего намерения.
- Если исходить вообще из намерения, - поправил его Кён, - то решать должна Банни-чан. Ей же делать.
Под пятью взглядами Кёко поежилась:
- Ну… я подумала, что можно было бы сделать из зомби готик-лолиту… Но слабо представляю, с каким настроением должна она быть. В смысле – что должна передать кукла зрителю…
- Мм, сейчас сделаем, - Янки сходил в класс, вернулся со смартфоном, что-то в нем поискал и протянул его Кёко вместе с наушниками. – Посмотри клип и попробуй поймать настроение, - она послушно взяла телефон. – Только отойди, чтобы мы не мешали.
- Ладно… - девушка растерянно кивнула и отошла к дальнему окну коридора. Робко покрутила в руках наушники, затем вставила их в уши и вгляделась в темный экран смартфона. Как запустить? А, вот тут, наверное, нажать…
Начальные черно-белые кадры со странной девушкой очень напомнили хронику, затем она едва успела прочитать название, как из динамиков обрушилась музыка. Она била в уши, в мозг, пуская по спине волну предвкушающего ужас холода, заставляла руки сжиматься на смартфоне, но… Кёко не могла оторваться от жуткого клипа. Словно смотрит ужастик… «Звонок» или еще что почище… В какой-то момент она внезапно поймала себя на том, что чуть кивает головой в такт, вздрогнула и выдохнула, пораженная. Ей что, понравилось такое? Нет, что вы…
Но, когда закончился клип и наступила оглушающая тишина, она словно наяву увидела куклу.
Да, все верно, зомби-готик-лолита, как и думала. Но теперь она знает, как должно выглядеть ее творение.
Усмехнувшись, Кёко вытащила наушники и направилась к подругам и парням.
- Спасибо, - протянув смартфон Янки, она улыбнулась. – Поймала настроение.
- Уже хочу увидеть, что у тебя получится, - Ошино прищурился. – Слушай, если что, я ее выкуплю.
- В очередь, - грозно отозвалась Сугита. – Не ты один тут стоишь.
- Что-то я у вас дома не видел кукол.
- А вот сейчас начну коллекционировать, - парировала она. - И вообще, мы с Риной-сан в приоритете, так как идеи были наши.
- По-моему, вы делите шкуру неубитого медведя, - Янки вздохнул и кивнул на класс. – Перемена заканчивается.
Кёко машинально прошла к своей парте, села и открыла тетрадь. Весь разговор и перепалку она слушала вполуха – почти все ее мысли занимала предстоящая работа. Надо сначала нарисовать эскиз, потом просчитать, сколько может и какой потребоваться ткани… Хотя, если это готик-лолита, то кружева, шелк, сатин, можно бархата на корсет…
Когда вошел учитель и разрешил сесть, девушка обнаружила, что в тетради на последнем листе она успела записать все, что необходимо.
Так, хватит отвлекаться! Сначала уроки, потом уже все остальное…
В магазин рукоделия девушка попала уже затемно. Сначала собрание в кулинарном клубе, на котором Фуруяма передала полномочия президента Шинодзаве. Затем новоиспеченный президент озвучил тему фестивального клубного мероприятия – кондитерская с японскими сладостями. Правда, от этой идеи чуть не отказались, когда выяснилось, что готовить японские сладости могут только двое – сам Сузуки и Кёко. Еще три девушки, включая Даиримию, знали методику приготовления, но никогда сами не делали.
Поймав встревоженный и напряженный взгляд Шинодзавы, Кёко лишь кивнула – справимся, сенпай. Тем более что в мероприятии класса ее участие, похоже, ограничится лишь куклой. А так она успеет и там и здесь помочь.
Выбрав в магазине все необходимое для куклы, она оплатила покупку и поспешила домой, чтобы поскорее зарисовать первый эскиз, стоявший перед глазами.
Очень хотелось, конечно, поделиться с Шо-чаном и тетей планами на фестиваль, но, поразмыслив, Кёко решила ничего пока не говорить. А вдруг не получится кукла?
А вот если все получится, то, конечно, она покажет. Хотя, Шо-чан наверняка останется равнодушным – он никогда не обращал внимания на ее рукоделие, а вот Фува-сан не останется в стороне. Какая-то реакция точно будет, ведь тетя всегда одобряла ее занятие, подчеркивая, что любая воспитанная девушка должна уметь шить.
И неужели Рина-чан всерьез хочет выкупить куклу? Кёко хихикнула от предвкушения и смущения – еще никогда и никто не имел такого желания. Впрочем, куклы она всегда делала для себя и небольшие. Но надо с чего-то начинать верно?

Время полетело как-то незаметно на фоне учебы и подготовке к фестивалю в кулинарном клубе. Шинодзава теперь потребовал строго пятидневного посещения клуба для тех, кто знает, как готовятся японские сладости, и Кёко частенько засиживалась до сумерек в клубной комнате, вместе с ним вспоминая, показывая и обучая Даиримию и двух помощниц.
Когда Яёй-сан узнала причину задержек, то загадочно улыбнулась и позвала за собой. В своей комнате она продемонстрировала удивленной девушке толстую книгу, которую принесла из кабинета мужа.
- Это передавалось в нашей семье от бабушки к внучке, - женщина положила книгу на столик и села, жестом приглашая сесть рядом.
- Ого! – Кёко с благоговением присмотрелась к тисненным золотом кандзи. – «Сто рецептов традиционных сладостей»! Тетя, это же прямо сокровище!
- Издание эпохи Мэйдзи, - кивнула Фува-сан и открыла книгу. – Но напечатано в европейском стиле. С черно-белыми фотографиями, которые потом вручную раскрашивались, - она немного полистала, затем пододвинула книгу к девушке. – В клуб дать не дам, но можешь почитать. Может, что найдешь интересное и необычное.
- Спасибо, тетя! – та воодушевленно кивнула и подхватилась на ноги. – Я прямо тут буду читать! Только возьму блокнот и карандаш!
Как здорово! В такой ценной книге точно будет что-то невероятное!
Рецепты оказались написанными в старинной манере, словно кто-то нашел древние свитки и просто отпечатал их содержимое в современной книге. Впрочем, Кёко не сдавалась, и к тому моменту, как Кенджи-сан отправил ее спать, в ее блокноте было десятка полтора переписанных рецептов, которые показались интересными.
При виде первого же рецепта Шинодзава невольно изумился:
- «Слеза русалки»? Откуда ты взяла такое?
- Секрет эпохи Мэйдзи, - девушка не сдержалась от довольной улыбки. – Попробуем, сенпай?
Он прищурился, снова перечитывая рецепт, а затем кивнул:
- Обязательно. Будет интересно воспроизвести старинный десерт, потому что, судя по названиям мер, он не младше периода Токугавы. Я попробую найти информацию по переводу в наши стандартные граммы.
Кёко кивнула в ответ. Ей было приятно и то, что она оказалась полезной, и то, с каким интересом Шинодзава отнесся к ее предложению. Они общались уже больше, и она изредка ловила на себе завистливые взгляды других девушек, вызывая лишь философское мысленное хмыканье. Что мешало им нормально разговаривать со своим кумиром, а не смотреть ему в рот и подпевать каждому слову? Ведь, как она успела понять, Шинодзава предпочитал серьезное общение, на равных. Даже если человек не умел готовить что-то сложнее омлета…
Куклой она занималась по вечерам, когда заканчивала с уроками и помощью в рёкане. Уже было готово туловище, руки, ноги, к ним пошито платье с корсетом и пышной юбкой, подготовлены чулочки и сапожки… а с лицом была беда. Кёко категорически не знала, каким оно должно быть. Понятно, что красивым, но каким именно?
Решение пришло неожиданно, когда она в очередной раз на ехидное замечание развернулась к Хизури. Он с самым невинным видом смотрел на нее, а девушка внезапно поняла – вот чье лицо она возьмет для куклы!! У Янки классически правильные черты лица, зеленые глаза, волосы нужного оттенка для лолиты!..
- Точно!!
От просиявшего девичьего лица парень прищурился:
- Что точно?
- Все! – Кёко кивнула, внимательно рассматривая его. – И к гадалке не ходи!
- Что на этот раз? – он немного надменно выгнул бровь. – Кем обзовешь?
- Никем, - решив, что достаточно четко запомнила все, она отвернулась, достала из портфеля заветный блокнотик, в ладошку размером, куда вносила все относящееся к кукле, и быстро записала нужные размеры.
Немного смягчит овал, сделает щеки чуть пухлыми… а, нет, это ж зомби! Значит, в гриме как бы убрать мясо, чтобы была видна челюсть… и глаза зеленые – с белым белком и черным… И волосы все же не светло-платиновые, как у Янки, а с сединой. Девушка же мертвая, верно? Давно похороненная… Может, просто присыпать сероватой пудрой?
- Банни-чан, это что, книга проклятий? Или Тетрадь Смерти?
Кёко немного недоуменно глянула на Ошино:
- С чего взял?
- Ну ты ж сказала – точно, к гадалке не ходи, затем начала что-то писать… - он вытянул шею. – Цифры какие-то…
- Не подсматривай! – она прикрыла, а затем и вовсе закрыла блокнот и спрятала его в карман юбки. – Это секрет, - обернувшись к Янки и встретив его подозрительный взгляд, девушка добавила, не сдерживая улыбки, - секрет эпохи Хэйсэй.
Ага, удивился! Вон как замер, по глазам видно, как пытается понять, о чем она! Вот пусть и побудет на ее месте, когда сам загадками говорит!

- Ой, какая страшная! – Фува-сан всплеснула руками, когда Кёко продемонстрировала ей готовую куклу. – Кто это?
- Зомби, которая оделась как готик-лолита, - девушка довольно оглядела свое творение. Определившись с лицом, она за выходные доделала все, раскрасила, смастерила шляпку, все необходимые аксессуары и кружевной зонтик. – Это на мероприятие в классе. Галерея сувениров.
- Ну, сувенир из нее действительно вышел бы знатный, - согласилась Яёй-сан. – Очень впечатляет. Молодец.
Кёко польщенно кивнула:
- Я старалась. А в кулинарном клубе Шинодзава-сенпай сказал, что благодаря тем старинным рецептам и тому, что к нам присоединился клуб чайных церемоний, у нас будет аншлаг. Еще и афишу сделают на компьютере – чайная-кондитерская эпохи Реставрации.
- Очень интересно, - женщина улыбнулась. – Когда у вас, говоришь, фестиваль?
- Завтра начинается. Хотите прийти? – догадалась Кёко. – Обязательно приходите!
- Я посмотрю, сколько дел будет в рёкане. Если немного, то приду. А что Шо готовит?
- Не знаю, - девушка с сожалением пожала плечами. – Но, наверное, что-то впечатляющее типа концерта.
Яёй-сан вздохнула:
- Даже не знаю… Его это увлечение…
- Тетя, но у него такой талант! – горячо возразила Кёко. – Вы не представляете, как он рад, что может заниматься музыкой.
- Музыка редко приносит деньги, - женщина махнула рукой. – Все-все, не будем спорить. Тебе надо куклу во что-то положить, верно?
- Я уже сделала коробку из картона и пластика, - девушка вздохнула, недовольная тем, что не получилось убедить Фуву-сан, насколько серьезно и важно для Шо-чана создавать и писать новые песни. – Тетя…
- Тогда иди и прячь ее, пока не распугала наших постояльцев. Иди-иди.
И не такая уж она и страшная, хотелось возразить. Даже, при определенном ракурсе, хорошенькая для зомби.
Коробка-пенал особенно нравилась Кёко – в виде аккуратного гроба с несколькими атласными подушечками и кружевным покрывалом. Упаковав куклу, она еще немного полюбовалась на свое творение, затем аккуратно обернула темной бумагой и заклеила скотчем.
Шо-чану показывать не будет. Если уж тетя испугалась, то его тем более не надо сбивать с фестивального настроя. Остается лишь надеяться, что подруги оценят ее работу.

При виде школьных ворот, украшенных шарами, цветами и огромной вывеской «Добро пожаловать на школьный фестиваль» у Кёко перехватило дыхание от восторга. Следом пришли азарт, возбуждение и предвкушение – сколько сегодня будет необычного и прекрасного! Мероприятия классов, клубные, а еще концерт в три часа дня в актовом зале, в котором будет участвовать Шо-чан! Как разорваться и успеть на всё??
В классе налаживали стенды, сдвигая парты и застилая их серебристо-белыми полотнищами ткани. Химеджимаю, на правах старосты и ответственной за мероприятие, командовала, куда и как расставлять принесенное, как подписывать и маркировать – сувенир, подарок, экзотическая покупка.
- Химеджимаю-сан, - Кёко подошла к ней, - у меня кукла. Это не подарок, не сувенир, просто сделанная кукла.
- Ручная работа? – девушка обернулась. – Показывай, решим, куда ставить.
Едва упаковочная бумага оказалась снята, как вокруг раздались возгласы:
- Гроб! Смотрите, это же гроб!.. Разве у нас комната страха?
Могами немного растерянно глянула на одноклассников, рассматривавших коробку:
- Нет, просто мы с Р.. Сугитой-сан и Ватаджибой-сан подумали, что такая кукла могла бы разнообразить галерею…
- По-твоему, у нас скучная коллекция? – Химеджимаю обвела рукой парты, на которых расставляли самые всевозможные статуэтки.
- Нет…
- Тогда зачем ты сюда принесла гроб с куклой? И что вообще там за кукла такая?
Вместо ответа Кёко молча достала куклу и окончательно пала духом, когда все вокруг отшатнулись с возгласами ужаса и даже брезгливости.
- Что за ужас?!
- А по-моему, отлично получилась, - Ватаджиба, тихо вошедшая в класс, уверенно подошла к ним и аккуратно взяла куклу на руки. – Кёко-чан, просто супер.
- Тебе нравится такое?! – Химеджимаю недоверчиво уставилась на своего заместителя.
- Харухи-сан, уверена, многие оценят, - та спокойно кивнула.
- Да все сюда побоятся заходить!
- Ошибаешься, - все так же спокойно парировала Рина, пальцем трогая кукольный зонтик. – Стоит рассказать, что у нас выставляется редчайшая кукла зомби готик-лолита, как будут идти толпами. Любопытство никто не отменял, - она глянула на Могами. – Кёко-чан, не переживай, я присмотрю за этой красавицей.
- Спасибо, Рина-чан… - робко улыбнулась девушка. Сердце трепетало от мысли, что подруге понравилось настолько, чтобы защищать и так уверенно говорить – многие оценят. – Ее можно посадить, можно поставить. Зонтик раскладывается, так что…
- Я попробую придумать, как ее устроить, - кивнула Ватаджиба. – Слушай, получилось просто замечательно.
- Спасибо, - в этот раз улыбка у Кёко получилась уверенная и немного смущенная, которая чуть угасла, когда Химеджимаю лишь фыркнула и отошла, демонстрируя свое отношение. - Рина-чан, если все будут против…
- Никто не будет, - подруга неожиданно хитро подмигнула и понизила голос. – Потому что я уже представляю реакцию Хизури-куна и его друзей. Да они из принципа заставят старосту посадить куклу на самое видное место. А спорить она с ними, вернее, с Хизури-куном не будет.
Почему? Хотя, видимо, есть на то причина… Та самая, по которой добрая половина девушек школы готова визжать при появлении Янки. Кёко лишь кивнула, предупредила, что ей нужно в клуб, и поспешила из класса.
В клубе тоже шло подготовка к мероприятию. Шинодзава и Сабута, глава клуба чайных церемоний, командовали и распределяли роли и обязанности. Могами невольно залюбовалась девушками в кимоно, которые должны будут встречать посетителей и предлагать чай и десерт. Самой ей выпало наблюдение за очередностью десертов и слежением за готовкой. Вообще, она разделяла эти обязанности вместе с Шинодзавой, так что была вполне спокойной. Сенпай не подведет, десерты в холодильниках, подписанные и прекрасные в своей простоте…
За локоть кто-то тронул, заставляя обернуться.
- Ой, Юи-сан, - Кёко с удовольствием оглядела Даиримию, облаченную в кимоно. – Ты тоже официантка?
- Нет, - та прикусила губу, вызывая подозрение, что сейчас расплачется, - меня садят на подиум, где заваривают чай. Но я не знаю утреннюю чайную церемонию…
Понятно. Открытие начнется в десять, а это еще утро, и по правилам чайного этикета… Впрочем, они же не на официальном приеме.
- А тебе и не нужна утренняя, - Могами оглянулась на холодильники. – Потребуется послеобеденная, ведь именно к ней подают пирожные.
- Послеобеденную я знаю, - Юи кивнула, на глазах обретая уверенность. – Ты права. Спасибо, - она церемонно поклонилась, и Кёко не отказала ей в вежливости, кланяясь точно так же:
- Уверена, у тебя все получится, - улыбнувшись, она не сдержалась. – Не знала, что ты еще и в клубе чайных церемоний.
- Да, я вступила его с самого начала учебы. Как и в кулинарный… - Даиримия обернулась на зов Сабуты. – Мне надо идти.
- Постарайся, - Кёко кивнула. – Я тоже проверю, чтобы все было в порядке.
Ровно в десять по всей территории Академии разнесся гулкий колокольный звон, затем включилось школьное радио и объявило о начале школьного фестиваля.

В собственный класс Кёко попала только в пятом часу вечера – после концерта Шо, на который она, разумеется, не могла не пойти. А до этого помогала в клубе, встретила Фуву-сан и провела ее по школе, показывая, где они учатся. И снова клуб, в который, как выяснилось по бурному обсуждению девушек, заглянул Янки с друзьями. Скорее всего, инициатором посещения выступал Кагурадзаки-кун, как самый голодный.
Идя к классу, она любовалась на чужие плакаты и афиши, невольно сравнивая и оценивая. Конечно, мероприятия классов не отличались чем-то необычным, как клубные – в последних можно было попросту потеряться. Тут вам и исторические клубы, и спортивные, и астрономический, и пантомимы, и программирования…
Завтра. Она обязательно сходит на клубные мероприятия завтра, во второй фестивальный день. И позовет с собой Шо-чана. Он ведь тоже сегодня особо ничего и не видел, кроме подготовки своего концерта.
В классе оказалось несколько человек, увлеченно рисующих большой плакат. Девушка не рискнула отвлекать их, оглядела галерею и немного удивленно уставилась на свою куклу, расположенную на возвышении. Кокетливая и немного томная поза контрастировала с зомби-гримом и гробом, поставленным у ног куклы. Приглядевшись, Кёко увидела табличку рядом с гробом и возмущенно ахнула.
«Белоснежка, к которой так и не приехал принц»?!!
- А, Могами-сан, - от стола с плакатом обернулся Нондабаяши. – Смотри!
Разглядев яркие кандзи, девушка ахнула второй раз:
- Что это?!
- Белоснежка оказалась такой популярной, что было принято решение устроить завтра аукцион по ее продаже, - улыбнулся парень. – Как тебе? «Хотите приютить Белоснежку, к которой так и не приехал принц, и бедняжка все же умерла в своем гробу? Спешите – только один день и один час! Класс 1А, аукцион по приобретению уникальной куклы!»
- Я… я забираю ее назад!
Одноклассники растерялись:
- Но…
- Мы уже нарисовали…
- И рассказали всем, кто приходил посмотреть…
Всем?!
Кёко беспомощно выдохнула, понимая, что при таком раскладе она ну никак не может взять и забрать. Но аукцион?! Белоснежка, которая умерла?! Кто придумал подобное?!
Возмущение клокотало в горле, и она откашлялась, решая начать с последней претензии:
- Кто придумал, что это Белоснежка?
- Так сказала Сугита-сан.
Рина-чан?! Как она могла?!
- Она уже ушла?
- Собиралась зайти в теннисный клуб…
Дальше девушка уже не слышала, срываясь в бег.
Нет, ну за что?! Как могло ей прийти такое в голову?! Белоснежка – это ведь сказка о любви, о верности, о дружбе и победе добра над злом! Гномы приютили, принц не забыл… И она не умерла!
А куда Рэй-чан смотрела?! Говорила же, что берет ответственность за куклу!
Пустой теннисный корт и немного удивленные старшекурсники, сообщившие, что Сугита уже ушла, немного остудили праведный гнев, вернее, заставили его бессильно стихнуть.
И вот что делать, а?
Она, выдохнув, огляделась и воспряла духом, завидев в дверях спортзала знакомую фигуру.
- Ошино-кун!! – девушка со всех ног кинулась к Кёну, который удивленно обернулся:
- Банни-чан? Что случилось?
- Ошино-кун, ты видел, что собираются сделать завтра в классе? Аукцион!
- А, видел, - он довольно кивнул на ее возмущенный вопль. – Отличная идея, верно? Привлечем народ, а деньги пойдут в фонд класса.
- А… - Кёко закатила глаза и сникла, признавая очередное свое поражение в этой битве. Фонд класса…
- Что?
- Ничего, - тяжко вздохнув, она качнула головой. – Прости, что побеспокоила.
- Что тебя смущает? – парень чуть нахмурился, получив хмурый взгляд:
- Тебе по пунктам?
- Давай по пунктам.
- Первое – почему Белоснежка?! – девушка начала загибать пальцы. – Как вообще такое пришло в голову? Почему со мной не посоветовались? Во-вторых, Белоснежка в сказке не могла умереть, так как она лишь выглядела как мертвая, а на самом деле была живой! В-третьих, сам аукцион! Когда вы с Риной-чан спорили, кто купит куклу, я не имела в виду подобное! Я вообще не планировала продавать! Я могла бы просто подарить ее тебе или ей, но не продавать!
- Все-все, - он примиряюще выставил руки, - я понял твои претензии. По первым двум пунктам не ко мне – всем этим заведовали Сугита и Ватаджиба, ну и Янки приложил руку, а вот по третьему пункту ты не права. Вещь ручной работы с оригинальной идеей и высоким качеством исполнения всегда должна оцениваться соответствующе. Ты потратилась на материалы, время и усилия – так почему ставишь свое творение на уровень булочки с бобовой пастой? Логично, что… - Ошино осекся. – Банни-чан, ты меня слушаешь?
- Нет, - коротко отозвалась она, сжимая руку в кулак. – Значит, говоришь, Янки?
Вот кто источник всего этого непотребства. Янки. Точно он.
- Стоп-стоп!! – Кен замахал руками. – Янки участие в названии не принимал!
- Ты сам сказал!
- Банни-чан, я имел в виду, что он помогал Сугите и Ватаджибе устраивать Белоснежку на подиуме!
- Тогда и выражайся так, чтобы было понятно! – Кёко гневно нахмурилась.
- А сама? – парировал он. – Кто обвинял Янки в том, что он пошлости говорит?
- С этим разобрались, - она невольно смутилась.
- Вот и с участием Янки сегодня тоже разобрались, - они помолчали, успокаиваясь. – Банни-чан, не переживай по поводу аукциона. Тем более, так будет честнее, нежели ты потом бы дарила кому-то одному, оставив других в обиде.
Девушка немного понуро кивнула:
- Наверное… Прости, что накричала на тебя, не разобравшись. Просто я не ожидала такого…
- Ты не видела, что творилось в классе сегодня, - улыбнулся Ошино. – Компаниями приходили посмотреть именно на твою Белоснежку, интересовались, как можно купить ее и где заказать еще.
- У любого кукольного мастера, - буркнула она.
- Ну не у любого, верно? Куклы несут отпечаток характера своего создателя. Так что, даже если другой мастер попробует сделать еще одну Белоснежку, то получится лишь бесхарактерная реплика.
- У тебя язык медом смазан, - смущенно фыркнула Могами и вздохнула, когда парень тихо рассмеялся. – Ладно, пойду я. До завтра.
- Ты же придешь на аукцион?
- Приду и выкуплю куклу! – мстительно прищурилась она. – И никому из вас не подарю! Вот так!
Судя по хитрой усмешке Кена, угроза не показалась ему серьезной.
Ладно-ладно, посмотрим завтра!

Второй день не задался сразу. Первым звоночком с самого утра были слова Шо, который на предложение прогуляться вместе по клубным мероприятиям пожал плечами и сообщил, что будет занят весь день – запись вчерашнего концерта на диски с целью последующей распродажи в школе всем желающим. Утешило девушку то, что она сразу договорилась с ним на диск для себя.
Затем был серьезный разговор с Риной и Рэй. Те категорически не хотели понять, что плохого в наименовании куклы зомби Белоснежкой. Наоборот, как убеждали они, это новое, интересное, свежий взгляд на старую сказку и вообще кибер-панк. Что такое кибер-панк, Кёко предполагала смутно, поэтому, чувствуя неуверенность в этой области, сдалась на милость подругам.
Третьей новостью, которая заставила ее скрипнуть зубами, оказалось то, что именно Янки предложил идею аукциона. Вознегодовав на Ошино, девушка припомнила весь разговор накануне и призналась, что тот умело обошел скользкую тему, вывернув все на объяснение пользы от такого.
Ну Ошино-кун, ну Янки..!
Сгладил общее впечатление неудачного дня факт полной продажи к полудню всех пирожных в кулинарном клубе. Даже после того, как выставили плакат «Пирожных больше нет», все равно приходили посетители и спрашивали. Значит, мероприятие удалось на славу! Да и Шинодзава-сенпай в разговоре признался, что в прошлом году такого количества гостей в клубе не было.
В итоге, к часу дня Кёко освободилась из клуба и направилась в класс. У нее есть незаконченное дело кое к кому…
- Могами-сан?
Она обернулась и недоуменно посмотрела на второклассника, который ее окликнул. Незнакомый…
- Да, это я. Ты что-то хотел, сенпай?
- Да, можешь пройти со мной?
- Конечно… - девушка кивнула и зашагала следом, невольно удивляясь – кто это? Зачем она второкласснику? Может, кто из учителей попросил ее найти? Или из какого клуба? Хотя, из какого? Она только что была в своем… И идут они не к главному корпусу...
Размышляя, она послушно дошла до уже знакомой ей часовни, у ступенек которой обнаружилось еще двое старшеклассников.
- Она, - ее спутник кивнул на Кёко и встал по правую сторону от высокого плечистого парня.
Подивившись про себя, она вежливо поклонилась:
- Могами Кёко, первый «А» класс. Вы что-то хотели, сенпаи?
- Ямагири Сейджуро, второй «В», - представился парень и покосился на двух других. – Оставьте нас.
Те кивнули и ушли назад к школьным зданиям.
Ого, даже не спросили, почему он хочет остаться с ней вдвоем?..
- Ты из Киото?
- Да, - кивнула девушка, пытаясь понять, к чему весь этот разговор.
- К какому клану принадлежишь?
- Могами, - осторожно проговорила Кёко. Почему спрашивает? Она ж представилась.
Ямагири чуть прищурился:
- А семья?
Девушка выпрямилась, ощущая, как растет подозрительность – с чего такие разговоры?
- Могами, сенпай.
Теперь он нахмурился:
- У вас есть какие-то проблемы с Ямагути?
- Никаких, сенпай, - кто такие Ямагути? Какие проблемы? Одни вопросы!.. Но лучше она сразу уточнит, чем последуют новые вопросы. – У нас нет никаких проблем ни с одной семьей в Киото.
Разве что с одной конкретно, вернее, с одним человеком конкретно!
Неожиданно после ее ответа лицо парня разгладилось:
- Отрадно слышать это. Не хотелось бы переносить какие-либо проблемы на территорию Академии, если ты понимаешь, о чем я… - он вдруг осекся, глядя ей за спину.
Кёко резко обернулась и чуть было не подпрыгнула от вспыхнувшего негодования – поодаль стоял Хизури с самым безучастным видом.
- Т… Сенпай, не хочу показаться невежливой, но если у тебя ко мне нет больше вопросов… - закончить она не успела. Подошедший Янки вежливо кивнул:
- Добрый день, Ямагири.
- Добрый день, Хизури, - Сейджуро тоже вежливо кивнул. – Я ожидал, что ты можешь появиться. Значит, информация верна?
- Смотря о чем, - Хизури невозмутимо пожал плечами и глянул на озадаченную девушку. – Если о том, что Банни-чан собирается высказать мне много нелицеприятного, то да.
- Нелицеприятного? – тихо прошипела она, мгновенно вспоминая, по какому поводу искала этого павлина. – Я тебе все сейчас выскажу…
- Ямагири, думаю, для твоей же безопасности стоит оставить нас – она во гневе просто не помнит себя.
Кёко задохнулась от возмущения:
- Да… да что ты такое говоришь?!
- Поэтому ты прикрываешь ее? - Сейджуро задумчиво оглядел замершую от неожиданности девушку. – А с виду не скажешь, что она справилась с тремя парнями.
С минуту у ступенек часовни царило молчание, затем Могами кашлянула и предельно вежливо поинтересовалась, неотрывно глядя на Ямагири:
- Сенпай, не пояснишь ли свои слова?
Он кивнул на Янки:
- Мои парни слышали, как он разговаривал с вашим классным руководителем и объяснял, что ты не хочешь огласки о спасении девушек на Окинаве. Мол, да, ты все сделала сама, но, тем не менее, никто не должен знать об этом.
Прикрыв глаза рукой, девушка пыталась справиться с ошеломлением.
Это что получается – несмотря на всю конспирацию, сенпай…
- Ямагири, но ты же слышал, что по этому поводу сказал декан.
- Слышал, Хизури, но точно так же я понимаю, что неспроста состоялся и твой разговор перед этим. Тем более, как говорят, почти никто и не знает, кого именно ты и твои парни спасли. Учитывая, что девушки должны учиться в нашей школе, это довольно странно, верно?
- Так, - Кёко опустила руку и решительно выдохнула, - расставим все на места. Да, ты правильно услышал, сенпай, что я тоже принимала участие в… решении этой проблемы. Но мое участие ограничилось тем, что я лишь воспрепятствовала хулиганам покинуть место происшествия. Все остальное доделали он, - палец указал на невозмутимого Янки, - и Кагурадзаки-кун с Ошино-куном.
- Я услышал, - кивнул Сейджуро. – Что ж, раз проблем между нашими семьями нет, я позволю себе думать, что мы останемся хорошими знакомыми, Могами-сан, - он кивнул и поклонился ей.
- Ямагири, мне тоже надеяться, что информация останется только здесь? – нейтральным тоном поинтересовался Куон.
- Разумеется, Хизури. Весь разговор и вся информация.
Проследив за тем, как он скрывается за зданием актового зала, Кёко глянула на Янки.
- Что?
- Может, объяснишь?
- По дороге, - он вздохнул. – Идем, тебя искали Сугита с Ватаджибой.
- Хорошо, - она послушно зашагала рядом. – Итак?
- Итак, - парень кивнул, сунув руки в карман пиджака, - Ямагири узнал про твое участие в случае на Окинаве.
- Это я поняла. С чего у него такой интерес-то?
- Видимо, решил, что раз ты такая крутая, то можешь быть из какого-нибудь клана. Спрашивал о таком?
- Спрашивал, - припомнила странные вопросы Кёко. – Спросил, к какому клану принадлежу и к какой семье. Почему ему интересна моя родословная?
Янки снова вздохнул и понизил голос:
- Ямагири из клана Ямагути, - он покосился на все еще недоумевающую девушку и пояснил. - Якудза.
Ээээ?!! Она встала, как вкопанная:
- В… смысле?!
- В прямом, - парень тоже остановился. – Он из якудза, наследник одного из кланов, входящих в группировку Ямагути-гуми. Как видишь, ведет себя нормально, старается не афишировать свое происхождение.
- А ты откуда знаешь?
- Оттуда, - он усмехнулся краешком рта, и Кёко еще шире распахнула глаза:
- Ты тоже из якудза?!
На мгновение Хизури изумленно смотрел на нее, потом хлопнул себя по лбу и направился по дорожке.
- Нет, погоди, ну откуда ты знаешь-то тогда?!
- Банни-чан, я тут, на минуточку, четвертый год! По-твоему, никто, кроме той самовлюбленной канарейки, не пробовал прощупать меня на слабость?!
Не успев возмутиться, что Шо-чан не канарейка, девушка озадаченно нахмурилась:
- То есть, он тебя проверял? Требовал подраться с ним или типа того?
- Типа того, - отмахнулся Янки.
Мда, ну и дела…
- Что получается – Ямагири-сенпай решил, что я тоже из якудза?
- Ну да. Ну а что? Обычная с виду девушка вдруг спокойно тормозит машину с хулиганами одним взглядом, так же спокойно идет неизвестно куда с сенпаями, не заботясь, что ей могут навредить… Видимо, она очень уверена в себе и в тех, кто за ней стоит. Нээ-сан, как говорится.
- Этого только не хватало! – вяло возмутилась она, пытаясь понять, что теперь с этим со всем делать. – А ты тогда – прикрываешь меня?
- Ну видимо… - он усмехнулся, теперь уже насмешливо. – Телохранители – я, Кен и Ода. Как тебе?
- Ужас, - честно призналась Кёко, идя следом. – Это ж теперь такие слухи пойдут…
- Ну, слухи, может, и не пойдут, - пожал плечами парень, - сама слышала, что Ямагири пообещал сохранить разговор и свои домыслы в тайне, но…
- Никто не мешает строить догадки, - кивнула она. – А почему ты не сказал ему, раз все понял?
- Ай, Банни-чан, тебе от этого разве плохо будет? Подумай сама, если все будут подозревать, что ты не просто ученица, то кто посмеет испортить тебе вещи?
Ну, если рассматривать все в таком ключе… Девушка честно прокрутила в голове все вероятные последствия.
- Все равно как-то нечестно.
- А честно макать твои туфли в выгребную яму только потому, что ты имеешь смелость выделяться из общей толпы? – вздохнул Хизури. – Мой тебе совет – оставь все, как есть. Время расставит все на свои места.
- Вынуждена согласиться с тобой, - кивнула она.
- О, в кои-то веки…
- Но только по этому поводу! – тут же одернула его Кёко. – А вот по остальным се йчас поговорим! Ты вообще о чем думал, предлагая аукцион, а?
- О том, что тебе надо отомстить, - парень недобро прищурился в ответ на возмущенный выдох. – Или ты будешь утверждать, что случайно твоя зомби-кукла как две капли воды похожа на меня?
Вон в чем дело… Она вздохнула:
- А что поделать, если у тебя лицо такое?
- Какое у меня лицо?
- Соответствующее.
- То есть, кукольное?!
- Да блин!! – возмущенно всплеснула руками Кёко, не замечая, что за спором они вышли к фонтану. – Я про то, что у тебя лицо с классически правильными чертами лица! Как из учебника по анатомии! И вот не надо говорить, что кукла похожа – я смягчила подбородок!
- И все, - саркастично подтвердил Янки. – Это достаточно, чтобы она не была похожа на меня, да?
- Да никто и не заметил под гримом…
- Я заметил и этого достаточно!
- Видимо, ты очень часто любуешься на себя в зеркало, раз так хорошо знаешь свое лицо! – язвительно парировала она и, чтобы прекратить бессмысленный спор, прибавила шагу.
- Ты тоже, раз так четко и точно воспроизвела его!
- У меня просто хорошая зрительная память!
- Что ты говоришь, - ехидно протянул Хизури, догоняя в два шага. – А ведь внешне совсем не заметно.
- На что ты намекаешь?! – взвилась оскорбленная девушка.
- На то, что с тебя в следующий раз станется сделать куклу вуду!
- Отличная идея!
- Вы чего?! – появившийся на дороге Ода удивленно смотрел на раскрасневшуюся от негодования Кёко и не менее раздраженного Куона.
- Видишь ли, Кагурдзаки-кун, Янки очень радуется, что ку… Мммм!!!
Да что он себе позволяет?!
- Аукцион уже начался? – сдержанно поинтересовался Хизури, надежно закрывая ладонью рот девушки.
- Через несколько минут.
- Отлично, мы успели, - он убрал руку и - Кёко не успела ничего сказать – вкрадчиво проговорил, выразительно глядя в ее глаза. – Закрыли тему с моим лицом.
- Нет, не закрыли!!
- Тогда я пойду к Ямагири… - улыбка на его лице не предвещала ничего хорошего, заставляя ее возмутиться:
- Ты сам сказал, что никто не должен знать!
- Сама решай, - Янки развел руками. – А я иду участвовать в аукционе.
Вот же гаааад… Девушка скрипнула зубами, жутко жалея, что действительно не якудза. Счас бы догнала и так наваляла этому гаду!..
- Банни-чан, - осторожно протянул Ода, - что-то случилось?
Она сурово глянула на него, заставляя невольно отпрянуть, затем хмуро фыркнула:
- Уже нет. Идем, Кагурадзаки-кун, я не уступлю этому павлину!
Уступить пришлось. И даже не одному Янки – цена с начальной тысячи за пару минут взлетела до сорока тысяч. Таких денег у нее отродясь не было, и все, что оставалось Кёко – забиться в уголок и тихо ужасаться происходящему.
- Активнее, активнее, - роль аукциониста взял на себя тот же Нондабаяши, обзаведясь деревянным молоточком и громкоговорителем. – Итак, напоминаю, наш товар – уникальная авторская кукла-зомби готик-лолита! Белоснежка, которая так и не дождалась принца! Идет вместе с гробом – смотрите, какая прелесть! Текущая цена – сорок две тысячи йен!
Желающих было столько, что класс был полон, коридор перед ним и даже подступы к нему были забиты зрителями. Разумеется, ученики класса были в приоритете, что и позволяло Кёко сидеть, как говорится, в партере.
- Пятьдесят!
- Отличная цена! Пятьдесят тысяч йен третьему курсу!
- Пятьдесят одна тысяча!
Да, в чем-то Ошино-кун оказался прав – реклама сделала свое дело, а любопытство никто не отменял… Девушка тихо вздохнула.
- Шестьдесят.
- О, Ватаджиба-сан играет по-крупному! Шестьдесят тысяч йен!
Ками-сама, Рэй-чан с ума сошла! Да пусть только скажет – она ж бесплатно сделает хоть десяток кукол, каких закажет!..
- Сто тысяч.
Кёко подавилась вздохом и обернулась, находя взглядом Янки у двери.
С ума сошел…
- Янки, сто тысяч?!
- Ага, - он кивнул с довольной улыбкой. – Сделаю Белоснежку талисманом баскетбольной команды. Пусть заставляет противников впадать в панику одним только гробом.
Точно сделает куклу вуду. И подарит ее Шо-чану с набором иголок и подробной инструкцией.
- Янки, боги, это будет шедеврально! Мы согласны!
- Итак, сто тысяч раз, сто тысяч два…
- Двести тысяч, - тихий голос заставил всех охнуть и обернуться. Даиримия лишь выше подняла голову под десятками взглядов и повторила. – Двести тысяч йен.
У Кёко от потрясения на глаза навернулись слезы - как, откуда вылезла такая сумма?! Юи-сан, зачем тратить такие бешеные деньги на куклу?!
- Янки, перебивай!
Хизури оценивающе глянул на Даиримию:
- Двести пятьдесят.
- Триста.
- Пас, - он поднял руки, - в моем бюджете таких денег нет.
- Итак, триста тысяч раз, триста тысяч два… - молоток в руке Нондабаяши подрагивал, и Кёко понимала от чего – сумма была более чем приличная, - триста тысяч три!! Белоснежка продана Даиримии-сан из первого «В» за триста тысяч йен!
- Офигеть, - Сугита, молча следившая за баталиями, покачала головой. – Ты можешь гордиться – бюджет класса ощутимо пополнился благодаря тебе. Можно кондишен заказать к зиме.
- Рина-чан, я не специально…
- Вот уж точно, - согласилась позади Ватаджиба. - Зато теперь твой вклад в фестиваль самый внушительный.
Еще какой… Осталось понять, гордиться этим или ужасаться тому, с какой легкостью люди вокруг нее тратят огромные деньги…
Победительница аукциона, добравшись до Нондабаяши, с поклоном приняла коробку с куклой, нашла взглядом растерянную Могами и благодарно улыбнулась.
Кто бы подумал, что ей может понравиться такое…
Дождавшись, когда наконец все разойдутся, Кёко поспешила за Даиримией.
- Юи-сан… - догнав ее, она поклонилась, - прости, что тебе пришлось так потратиться…
- Нет, что ты! Это тебе спасибо, - Юи поклонилась в ответ и снова улыбнулась с благодарностью. – Моя младшая сестренка просто обожает лолит всех видов А такой, - она приподняла коробку-гроб, - в ее внушительной коллекции точно нет. Она будет в полном восторге.
- То есть, ты купила куклу для сестренки? – растрогалась Могами. – Какая ты заботливая…
- Спасибо, - Даиримия смутилась. – И за куклу тоже. К тому же, это хоть какая возможность отблагодарить тебя за все, что ты делаешь для меня. Я во многом беру с тебя пример, - она чуть покраснела, но уверенно закончила. – И за это тоже спасибо!

После сверхнасыщенного дня на закрытие фестиваля, вернее, на танцы вокруг большого костра она не осталась. Хватит с нее впечатлений, да и Шо-чан занят…
Диск был записан, о чем Шо гордо заявил после ужина. Кёко лишь кивнула, отдала деньги сразу – всего триста йен! Ками-сама, да сегодня у ее на глазах потратили триста тысяч… - и ушла к себе, не в силах больше тратить эмоции, которые и так закончились где-то под конец аукциона. Усталость скапливалась тяжестью в кончиках пальцев, но на душе было необычайно легко из-за искренних слов Юи.
Подумать только, с нее берут пример, хоть она далеко не идеал… Но ведь так приятно осознавать, что тебя ценят и уважают…
Она улыбнулась, достала Корна и устроилась на футоне, расслабленно поглаживая камень.
Что ж, если вспомнить все два дня, события и сложить плохие и хорошие, то можно уверенно сказать – ее первый школьный фестиваль в старшей школе удался. Несмотря ни на что.


К главе 14



@темы: награфоманила по Skip Beat!, Юность чувств

URL
Комментарии
2017-04-28 в 20:55 

Беллис
Чудище-занудище и люблю Акаши
Это просто шедеврально! Я давно так не смеялась!
А что за клип Куон показал?
Вообще так всё тонко и изящно по своим местам раставлено, что я просто пищала в экстазе:)
Зомби-готик-лолита! Белоснежка! С Куона.... Ыыыыыы!
Кёко - якудза! Мальчики телохранители... восторг-восторг!
Ну и кто расплылся лужицей при одном упоминании имени Сейджуро, тот я:)

2017-04-28 в 21:12 

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
А что за клип Куон показал?
Впечатлительным не смотреть - Роб Зомби!

Ну и кто расплылся лужицей при одном упоминании имени Сейджуро, тот я
Чесслово, я не специально! Так получилось :)

URL
2017-04-28 в 21:21 

Беллис
Чудище-занудище и люблю Акаши
Sharran, клип завтра, на свежую голову))) спасибо!

Я знаю, что не специально) это у меня неадекватная реакция))) отпв, дедлайн и всё такое)))

2017-04-28 в 22:52 

Здорово-здорово-здорово... *восторженные писки*

Вот так слава в узких кругах привалила, действительно, тяжело так сразу разобраться, к радости ли, к печали))) - это я про кланы якудза.

Фестиваль удался, куколка с лицом Хизури - загляденье, зря Кёко переживает за Белоснежку, по мне так, девочки очень круто всё обыграли, назвав зомби-очаровашку именно так.

Когда читала момент с созданием настроения, именно Living Dead Girl представила... моя первая реакция на сию песню была схожа с Кёко - сначала в шоке была, что такое может мне реально понравиться, но понравилось же)

Спасибо за главу, режим ожидания следующей включен)

2017-04-28 в 23:35 

luna-kitty
Женщины и кошки делают то, что хотят, а мужчинам и собакам лучше научиться с ними дружить
Классно. Идея с куклой вообще бомбезная. Прочла главу на одном дыхании.

2017-04-29 в 00:08 

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
smallirbis, luna-kitty, спасибо :) Рада, что кукла понравилась :)

URL
2017-04-29 в 11:11 

Natalya-Ru
Все в тон – белое, желтое, черное. Даже ленту в косу она вплела желтую.
Читает мантру: у Кёко черный волосы, Куон - блондин, у Кёко - Чёрные волосы, Куон - блондин >_<

- Вот и молчи.
- Вот и молчу.
- Вот и молчи.
- В…

В этом месте у меня уже болели скулы от улыбки)

Классная глава, очень приятная, хорошо, что я увидела её только сегодня, вчера день был по горло занят, не получила бы такого спокойного удовольствия.

2017-04-29 в 12:26 

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
Читает мантру: у Кёко черный волосы, Куон - блондин, у Кёко - Чёрные волосы, Куон - блондин
Все верно :) Кеко с черными волосами.

Natalya-Ru, спасибо :)

URL
   

Приют графомана

главная