21:34 

Юность чувств - Глава 18

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
Фандом: Не сдавайся!
Размер: макси
Персонажи: Кёко, Шо, Куон и другие
Категория: гет
Жанр: романтика, драма
Рейтинг: R
Предупреждения: AU
Все права у Накамуры, размещение - только мое собственное.



Выходные она заняла подготовкой подарков к Рождеству. Три подруги, тетя с дядей… и Ошино-кун с Кагурадзаки-куном. В конце концов, по справедливости, они-то ни в чем не виноваты. И можно считать их своими друзьями, верно? Вот потому надо побегать по магазинам, подумать, чем обрадовать людей, сделавших ей столько хорошего за этот год.
Ну, Ошино-куну подарит напульсники. Он носит, видела на тренировке. Кагурадзаки-куну так и подмывало купить кулинарную книгу, но Кёко решила, что это будет выглядеть как насмешка. А вот амулет с магическим кельтским узором как раз подойдет ему. Глядишь, и с родственниками помирится…
Девушкам она выбрала гребни с символами нового года - один с веточками бамбука, второй стилизованный под сосновую ветвь с шишечками, третий со сливовыми цветами. С сосной отдаст Юи-сан, чтобы крепость духа была подобно высокому и крепкому дереву. Бамбук подойдет Рэй-чан, а слива Рине-чан…
Представление о дарении подарков подругам принесло, наконец, спокойствие в уставшую душу. Все же, выбирать и дарить очень приятно. Ведь этим несешь радость близким… Вот, разве тетя не обрадуется такой яркой и тонкой шали? А дяде будет приятно получить в подарок красивую авторучку. Ну и что, что практически все деньги потрачены? А куда их копить?
На подарок Шо-чану, тихо шепнуло сердце, и настроение сдулось, как воздушный шарик.
Подарок Шо-чану? Еще скажите, что и Янки, ага… Нет, ни одному, ни второму!..
Дома она упаковала подарки, наотрез гоня мысль о Шо, но к концу воскресного дня сдалась под напором собственных чувств и, если уж говорить честно, надежды, что все же он подумает о ней в Рождество. Ведь у нее еще и день рождения…
Но что, в таком случае, ему купить? Поворочавшись под одеялом, девушка решила, что сходит после уроков в гипермаркет и поищет что-нибудь… приятное для Шо-чана.

Два последних дня учебного триместра пролетели как один - уроки без сильного напряжения, болтовня на переменках, окончание занятий в клубе... и обсуждения предстоящего бала, от которых хотелось забиться в уголок и сидеть. Бал, на который было столько мечтаний и планов, для нее превращается в чужой праздник. И ее место лишь среди зрителей…
А еще ей не хватало чего-то привычного, чего-то знакомого и вроде незаметного. Словно воздуха при вдохе - пытаешься набрать всей грудью, а получается сбитый комок, от которого давит около сердца… Кёко не хотела и боялась даже думать, что может быть причиной. Потому, если признаться самой себе, что не хватает привычного взгляда за плечо назад и ответной чуть хитрой усмешки, то можно сойти с ума и перестать верить даже себе.
Ей не нужны лжецы! Ей не нужны самовлюбленные павлины! Да, он выступал на ее стороне, но при этом рассматривая ее как игрушку, как собственность!..
Она не хочет, не желает быть игрушкой!.. И кажется, Янки это понял, потому что все дни до каникул молча проходил мимо, без всякого взгляда или намека.
Что ж, так даже лучше.
Убеждать себя получалось неплохо, и двадцать четвертого утром Кёко честно порадовалась и растрогалась речи декана на церемонии закрытия. Подумать только, две трети первого года в старшей школе она уже отучилась…
- Идем на концерт? - выйдя из спортзала, она глянула на Сугиту и Ватаджибу.
- А ты хочешь пойти? - недоверчиво прищурилась Рина, получила уверенный кивок и хмыкнула. - Несмотря на то, что Фува…
- Ты ведь не слышала, как он поет, - перебила ее Кёко. - Поверь, это стоит послушать.
- Значит, сходим, - Рэй поправила капюшон своего зимнего полупальто. – Оставим портфели в классе, чтобы не тянуть с собой.
Согласно кивнув, Могами оглянулась на треугольное здание концертного зала и ощутила, как внезапно стало страшно.
А если и сегодня Шо-чан что-нибудь заявит такое, после чего ей проще будет сменить школу?.. Она не вынесет повторного позора, ведь… Корна у нее больше нет.
- Девчонки, вы куда после обеда? – рядом нарисовался любопытный Кагурадзаки.
- Туда, - Рина кивнула на концертный зал.
- Да ну! Там скучно. Может, сходим куда-нибудь все вместе, а?
- Нет, - при мысли, что снова придется столкнуться с Хизури, Кёко поплохело до состояния ватных коленей. – Вы можете идти куда хотите, а…
- Мы на концерт, - подхватила Сугита.
- Ну а как же встретить Рождество, а? – парень жалобно сдвинул брови. - Банни-чан?
- Для встречи Рождества мы еще несовершеннолетние, - вступила в разговор Ватаджиба. – Так что максимум – встретиться завтра в городе.
- Тоже вариант…
Кёко не дослушала, отходя от них и доставая из кармана звонивший сотовый.
- Да, тетя?
- Ты постарайся сегодня не задерживаться, - голос Яёй-сан звучал деловито. – Все же праздничный ужин.
- Хорошо, тетя, я только побуду на выступлении Шо-чана.
- Ну смотри. И передай Шо, чтобы тоже не задерживался. А то он не отвечает на мои звонки. Все, пока-пока.
Легко сказать – передай… Она вздохнула. Где его искать? В музыкальном корпусе?
Покрутив в руках телефон, девушка решилась набрать номер Шо. Длинные гудки внезапно сменились недовольным:
- Чего тебе?
- Шо-чан, тетя просила передать, чтобы ты не задерживался сегодня и не опоздал на праздничный ужин…
- Да блин, достали! Сам разберусь, когда мне приходить!
Вот и весь разговор… Стало обидно до комка в горле. Неужели она не заслужила простого доброго слова?
- Все нормально?
- Да, - выдохнув, Кёко постаралась как можно спокойнее глянуть на подруг, но видя их внимательные взгляды, чуть растерялась. Кажется, на ее лице все написано большими буквами, да? Но как тогда объяснить то, что расстроена?.. Идея пришла мгновенно. – Просто забыла вчера подзарядить телефон и осталось совсем немного заряда. А вдруг позвонить придется?
- Так он у тебя совсем старенький, - Рина кивнула на сотовый в ее руках.
- Мне нормально, - сунув телефон в карман юбки, Кёко вздохнула. – До вечера хватит. Идемте обедать, а?

Зал был полон настолько, что Кёко невольно поразилась, где столько человек помещается в Академии. Ведь на церемонии празднования дня основания были заняты только сидячие места... Сугита пояснила, что в этот день, как и на фестиваль, могут прийти родственники и близкие учеников, бывают и спонсоры и попечители. Тогда понятно, почему даже на балконах нет свободных мест.
Она с подругами заняли места у стенки неподалеку от входа. Когда к ним присоединились Ошино и Кагурадзаки, девушка насторожилась – сейчас еще и Хизури появится?
- Вы одни?
- Янки скривился, сказал, что концерт его не вдохновляет и у него свои дела, - пожал плечами Кён. – И отправил нас сюда.
Как благородно с его стороны – дать ей посмотреть спокойно выступление Шо-чана, съязвила про себя Кёко, но промолчала. Ну и черт с ним.
Но душа по-прежнему была в тяжелом раздрае, и она сама не знала, хочет ли остаться тут и дальше… Сдерживало лишь то, что сама же уговорила подруг прийти.
Впрочем, когда начался концерт, девушка смирилась с происходящим, да и чужие взгляды, нервировавшие до начала, теперь были устремлены на сцену.
А когда наконец вышел Шо, она испытала и гордость за него и печаль, что не может быть в первых рядах. Ведь если бы он не сказал тогда тех слов, она бы могла верить…
Вернее, самообманываться. Смотри правде в глаза, Могами Кёко.
- А ты знаешь, - перекрикивая восторженные вопли, Рина кивнула на сцену, - он действительно хорош. Песни такие…
- Прилипчивые, - едко добавил сбоку Ошино. – Канарейка и есть.
- Имейте смелость признать, что Фува умеет петь, - она нахмурилась. – А, я теперь поняла, почему Янки не пришел! Чтобы я не потребовала от него того же.
- Такое от него может требовать только один человек, - парировал парень. – И это не ты, Сугита.
- Да тише вы! – неожиданно шикнула на обоих Ватаджиба. – Дайте послушать!
Слушайте, согласилась про себя Кёко, чуть отодвигаясь от них. Она-то слышала уже все три композиции… Правда, не в таком замечательном исполнении, но тогда он делился с ней написанными песнями, и это было для нее символом его доверия.
Или не доверия, а просто ему надо было похвастаться?..
На сцене сменился исполнитель, затем еще один, но она уже почти не слушала никого, все глубже погружаясь в свои не самые радужные мысли.
Может, в ней что-то не так, что происходит одно и то же? Мама оставила, Шо-чан не любит, Корн…
Едва ощутимая вибрация заставила вздрогнуть и сунуть руку в карман - кто-то звонит?
Сообщение? Номер незнакомый…
- Янки?! Что ты там делаешь?!
Кёко вскинула голову и изумленно уставилась на знакомую фигуру на сцене. Хизури был без пиджака, в рубашке навыпуск с закатанными рукавами, и держал в руке сотовый.
Смех и шутки вокруг становились все громче:
- Янки, заблудился – это территория «мошек»!
- Янки, может, тебе мячик бросить?
Он поднял голову, осмотрел зал и глянул на оставшийся после исполнителя рояль, пряча сотовый в карман брюк.
Вибрация в руке заставила девушку вспомнить о телефоне. Еще одно сообщение?
Стало почему-то страшно, словно она оказалась на краю пропасти от одного лишь предположения, что…
«Да, я не эльф, но если бы это зависело только от меня, я бы стал им…»
Сотовый пискнул и дал понять погасшим экранчиком, что батарея все же не выдержала. Но бешено стучавшее сердце закончило само – для тебя.
Дыхание перехватило, когда под своды зала взлетели первые аккорды. Она неверяще подняла взгляд от телефона в руке и в наступившей гробовой тишине нашла сидящего за роялем парня.
Для… нее?
- Янки умеет играть на рояле?!
- Сам в шоке, - так же тихо отозвался Сугите Кён, во все глаза на сцену. – Это какая-то магия…
Верно, магия.
Музыка лилась неторопливо, каплями падая в притихший зал, навевая воспоминания о летнем дожде, шуршащем по листьям деревьев, рассекающим водную гладь и несущем улыбку и восторг. Детский восторг.
Особая, эльфийская.
Потому что Кёко словно вновь увидела то, что так бережно хранила в своем сердце все девять лет. И встречи, и радость, и игры – простые и в то же время увлекательные.
Магия… Корна.
Который мог взлететь без крыльев, который не боялся грозы, который всегда находил слова для утешения…
Она заморгала, осознавая, что по щекам текут слезы, и бросилась вытирать их. Сердце утихло и теперь билось спокойно и ровно, словно… словно обрело равновесие.
Чудо для нее, да? Магия?..
Кёко огляделась – огромный зал молчал, завороженный невероятностью происходящего на сцене.
Нет, не только для нее одной. Просто она знает… что сейчас Корн играет только для нее.
Мысль была настолько яркой и четкой, что девушку окатила волна смущения. Что она себе придумала..?!
Но льющаяся со сцены музыка не давала даже серьезно засомневаться. Да и сообщение… она ведь не придумала его…
Едва Хизури убрал руки с клавиш, как зал буквально взорвался криками восторга и шквалом аплодисментов. Шум был такой, что на мгновение Кёко даже взъярилась – ну кто так кощунственно разбивает настолько невероятную тишину?!..
Впрочем…
Пользуясь суматохой, она выбралась из концертного зала и вдохнула холодный воздух улицы. В голове царил сумбур не хуже гама за спиной, лишь сердце было спокойно.
Равновесие, да?
Ноги понесли к учебному корпусу.
Чудо?
Осталось согласиться с тем, с чем уже согласилась душа.
Не получится вычеркнуть из жизни Корна. И не хочется. Потому что… только он творил для нее чудеса. Пусть даже смеясь над ее наивностью, но те чувства, которые она испытывала тогда, в детстве, и сейчас, несколькими минутами раньше...
В классе Кёко дошла до парты у окна и села за нее.
… она не променяет ни на какую ненависть.
Просто… она извинится за то, что отказалась разговаривать, и… поговорит. Сама. Скажет все, что на душе. Признается, что Корн для нее важен. И пусть он вырос в едкого, вредного и немного самовлюбленного павлина, но в сердце его осталось же место для магии? Иначе бы не нашел ее тогда, плачущую, на берегу реки, не догадался бы просто, верно? И не вспомнил бы их маленькие секретные фразы, которые в детстве были паролями, тайными знаками причастности только к их лету и их играм.
Магия, да? А как еще назвать то, что произошло в концертном зале?
- Знал, что найду тебя здесь.
Она даже не удивилась, поворачивая голову к стоящему на пороге класса Хизури.
Разве могло быть иначе? Ведь магия так просто не кончается…
Парень тихо хмыкнул, кинул куртку на ближайшую парту и, дойдя, сел напротив, седлая стул Кагурадзаки.
Света от фонарей школьного двора вполне хватало, чтобы смотреть друг другу в глаза.
И впервые Кёко видела такую серьезность на красивом лице. Куон в свою очередь смотрел на нее, чуть задумчиво хмурясь.
Да, они выросли.
- Выросли, да?
Улыбка сама выползла на губы девушки:
- Выросли… и изменились, да?
- Как видишь, - он кивнул, вздохнул и облокотился о парту. - Что я, что ты…
Изменились. Но разве это что-то меняет?
- Знаешь, когда ты приняла меня за эльфа, я сначала удивился, - помолчав, тихо и серьезно заговорил Хизури. – Не мог понять, почему. Да, на меня всегда обращали внимание из-за внешности, но никто никогда не смотрел так, как смотрела ты. Словно ты видела перед собой что-то волшебное и не могла понять, как к нему относится… - Кёко смущенно надулась. – И это было для меня таким новым и необычным, что мне по-настоящему захотелось стать таким чудом. Чтобы не разочаровать тебя, ну и проверить свои силы – смогу ли я превратиться в эльфа.
- Если… бы ты сказал правду, мало что изменилось бы…
- Изменилась бы сказка для тебя, - честная прямота заставила ее замереть и во все глаза уставиться на парня, который очень серьезно кивнул. – У детей должно быть детство. Настоящее, а не навязанное взрослыми.
Горечь в его словах скорее ощущалась интуитивно, и девушка невольно подумала, что у него такого детства не было. Но в таком случае… он говорит и о себе?
- Для меня это никогда не было издевательством или насмешкой над тобой. Честно, я очень хотел соответствовать твоим представлениям и старался изо всех сил быть волшебником, - он вздохнул, переплетая пальцы в замок. - Я…
- Придумывал игры, приносил волшебные амулеты из цветов, - она поежилась от приятных воспоминаний и улыбнулась, когда Куон кивнул:
- Я старался, чтобы ты не разочаровалась в сказке. Но потом у отца закончились съемки, и меня чуть ли не на поводке увезли...
- В заморское эльфийское королевство.
- … в Штаты, - они переглянулись и одновременно рассмеялись. – Да, типа того. Откуда я сбежал через год.
- Как сбежал? – замерла Кёко.
- Просто, - пожал он плечами. – Купил через интернет билет с карточки отца, состроил глазки в аэропорту на стойке регистрации, мол, я еду один, но я крут!.. В общем, в Нарите меня встретил знакомый отца и тут же посадил на обратный рейс, да еще под конвоем. Второй раз я попытался через полтора года, но меня перехватили на регистрации.
- Но зачем ты так рисковал? – она невольно подалась вперед.
- Хотел вернуться, - чуть улыбнулся Куон. – Там, в Штатах… не было возможности чувствовать себя свободным. Там родители знамениты, там вокруг лесть, деньги и чужая ревнивая слава… Когда я понял, что начинаю становиться таким же… в общем, я впал в панику. Я начал забывать тебя, наши игры, встречи, ощущения легкости и радости, и показалось, что могу превратиться во что-то чужое.
Девушка потрясенно выдохнула и накрыла своими руками его пальцы:
- Как хорошо, что ты все же здесь!.. – он поднял немного удивленный взгляд, заставляя поправиться. – Да, ты стал вредным, иногда просто невыносимым, но все равно ты Корн!
От его улыбки словно стало светлее вокруг:
- Спасибо, Кёко-чан.
Она лишь кивнула в ответ, улыбаясь так же радостно и уверенно.
Да, все верно, что он смог, нашел силы! Потому что он защищал то, что было для него важным. Страшно даже подумать, как сложилась бы его жизнь иначе… Бррр!
- Ну а потом? – помолчав и немного успокоившись, девушка чуть сжала пальцы.
- Что потом? Потом были разборки дома… И я честно сказал, что буду пробовать снова и снова вернуться в Японию. Я не говорил истинной причины, просто повторял, что хочу в Киото. В конце концов родители сдались, тем более, у меня двойное гражданство с рождения… В итоге, я оказался здесь, - Куон внезапно насмешливо хмыкнул, - и тут же отправился тебя искать. И как оказалось, Кёко очень распространенное имя в Киото, представляешь? Фамилии я не знал, адреса не знал, вернулся поздней осенью, место наше было пустым постоянно…
- Прости, я же не знала… - она виновато вжала голову в плечи.
- Я что, сильно изменился, что ты меня так и не узнала?
Заслышав знакомые язвительные интонации, девушка хмыкнула в ответ:
- Конечно! Ты же был вот таким! – она показала метр от пола. – А сейчас? Вон как вымахал!
- Я был выше, - категорично возразил Куон, затем рассмеялся следом за ней. – Когда ты появилась в классе, я тоже не узнал тебя сначала, потом начал подозревать… Тоже не мог поверить сразу, что из милой маленькой девочки, которую так хотелось назвать сестренкой, выросла… - он полюбовался на ее многозначительный прищур и закончил, - Банни-чан.
- Бака! – Кёко с притворным возмущением шлепнула его по руке. – Ну сколько можно!
- А кто мне пару дней назад неприличный жест показал?
- А кто меня довел?
- Вооот, - парень удовлетворенно выдохнул, глядя, как она смеется. – И что у нас в итоге?
Что в итоге?
Вера. Равновесие. Дружба.
- То, что всегда было у меня и эльфа по имени Корн, – ее улыбка вызвала его ответную улыбку. – Но учти, теперь с тебя спрос жестче.
- Это почему?
- А у меня прав теперь больше!
- А вот с этого места поподробнее, - заинтересованно прищурился Хизури. – Почему?
- Потому что я твоя подруга детства! – победно ответила девушка и даже ощутила легкое головокружение от восторга. – Всегда мечтала о таком!
- Не совсем понял, ну да ладно, - после секундной паузы кивнул он. – Подставь руки.
Заинтригованная, Кёко выполнила его просьбу и замерла, когда в сложенные «ковшиком» ладошки опустилась небольшая коробочка-кубик, сантиметров десять в высоту.
- Что это? – она осторожно сняла крышечку и ахнула от восторга – внутри оказалась бабочка с тончайшими кружевными крылышками. – Это мне?!
- С днем рождения, Кёко-чан, - с теплой улыбкой проговорил парень. – С наступающим днем рождения.

Девушка даже не знала, сколько времени они провели в классе, разговаривая и делясь воспоминаниями. Она рассказала, как уехала мама, как тяжело дались первые дни в рёкане, где все было чужим и незнакомым, как привыкала жить и помогать, как прибегала летом на заветное место… Он слушал очень серьезно и так же серьезно говорил, как учил заново японский, как менял несколько школ, прежде чем нашел ту, в которой ему смогли выделить комнату в общежитии - оказывается, Санбиджюцу предоставляет такую возможность для иногородних учеников по протекции главы попечительского совета. Узнав, что его родители актер и фотомодель, достаточно известные в Штатах, она лишь улыбнулась - вот в кого он такой непосредственный и самоуверенный… Впрочем, сейчас он был другим - внимательным, чутким и понимающим. Тем самым Корном из ее детства.
На душе было легко впервые за три недели, появилась уверенность в свои силы, а еще надежда, что рождественское чудо не закончится еще долго. Ведь в портфеле коробочка с бабочкой, оказавшейся заколкой для волос, рядом друг – да, друг, пусть не эльф по происхождению, но разве теперь это главное? – и впереди каникулы!
Куон собирался ее провести до самого дома, мол, заодно хоть узнает, где она живет, на всякий пожарный, и девушка против не была. Но уже в воротах он остановился и достал сотовый, который виброзвонком намекал на входящий вызов.
- Погоди, Кён. Слушаю… - парень помолчал, выслушивая своего друга, затем вздохнул. – А вы где?.. Ага, ну вот если в течение пяти минут доберетесь до ворот, то так и быть, мы вас подождем… да-да, мы, - он сбросил звонок и хмыкнул. – Девчонки тебя опять потеряли, дозвониться не смогли…
- У меня телефон разрядился, - припомнила Могами. – Они сейчас подойдут?
- Думаю, не просто подойдут, а прибегут.
- С чего вдруг?
- Спорим?
Она оценила хитрый прищур и спрятала портфель за спину:
- Бабочку не отдам.
- Вот вы где!! – к ним буквально подлетел Кагурадзаки, за которым показались Рина, Рэй и Ошино. - А мы там бегаем по всей территории!..
- Простите, - Кёко смутилась. – У меня батарейка выдохлась в сотовом, я не подумала…
- Не подумала она, - возмущенно всплеснула руками Сугита. – Мы там уже всерьез думали, что тебя украли!..
- Стой, - Ошино внезапно махнул рукой, привлекая внимание, и уставился на Янки с Могами. – Ребята, вы помирились?
- А мы и не воевали, - пожал плечами Хизури и невозмутимо ответил на саркастичные хмыканья. – Просто показывали характер.
- От вашего показа мы седыми чуть не стали, - проворчала Рэй и все же улыбнулась. – Значит, наконец мир?
- Мир, - кивнула Кёко и вздохнула. – Простите, что заставили вас волноваться.
- Главное, что вы в порядке! – Ода расцвел довольной улыбкой. – Так что насчет караоке, а?
- Простите, мне домой надо.
- Ээээ…
- Слушайте, - Рина хлопнула в ладоши, - у меня идея. Давайте все завтра соберемся у нас? А? Кёко-чан, я за тобой даже машину пришлю.
- Но… - Могами растерялась, - тете может потребоваться помощь завтра…
- А мы тебя отпросим! – Ватаджиба уверенно кивнула на удивленные взгляды. – Ну а что? Это наше первое общее Рождество.
- Рэй-чан, ты гений! Парни?
- Запросто, - усмехнулся Янки. – Идемте, доведем Банни-чан до дома и отпросим.
Кёко потрясенно смотрела на них, ощущая, как на глаза наворачиваются растроганные слезы.
Ради нее? Да, ради нее – ее друзья.
Один слон превратился в пять. И это самое настоящее чудо.
- Так, нам куда?
- К метро, - гордо возвестил Ода. – Я знаю, Банни-чан всегда идет к метро после клуба.
- Проглот. Кстати, Янки, ты курсе, что попал?
- Ты про что, Сугита?
- Гарантирую, что стоит тебе в следующий раз появиться в школе, как за тобой по пятам будут ходить все преподаватели музыкального.
- Точно-точно! Янки, реально, ты потряс всех и каждого! – идущий впереди Кагурадзаки развернулся и изобразил игру на рояле. – Откуда, а?
- Родители в шесть отдали в музыкальную школу.
- Фигасе! А чего тогда здесь не показал, что умеешь?
- Издеваешься? – Куон аж отшатнулся от друзей. – Я из той школы бежал, теряя тапки – ты хочешь, чтобы я здесь себя в кабалу отдал? Счаззз…
- А я все думала, откуда ты умеешь на гитаре играть, да так, что брат тебя еле переигрывал…
Кёко не участвовала в общем разговоре, идя рядом с Хизури. На душе было так спокойно и тепло, как было тепло от его руки, за которую она держалась, словно в детстве.
Мир обрел прежнюю четкость и заиграл новыми красками. Словно она протерла грязное окно, за которым обнаружилось яркое лето.
В метро билетов потребовалось всего два - для Сугиты и Ватаджибы. Парни, равно как и Могами, просто достали проездные.
- Банни-чан, а ты к себе в комнату нас пригласишь? - уже в вагоне поинтересовался Ода.
- Может, тебя еще и ужином накормить? - Рина сурово одернула его. - Мы просто провожаем Кёко-чан, чтобы отпросить на завтра. Имей совесть и помни о деле.
- Я помню, но разве нельзя совместить приятное с полезным? А, Янки?
- Не сегодня, - Куон качнул головой, расслабленно откидываясь на спинку сиденья. - Потерпи до завтра. Мы придем в гости, нас там накормят, напоят…
- Только чур - пусть Банни-чан что-нибудь вкусненькое приготовит!
Кёко хмыкнула, но ответить не успела - Янки невинно улыбнулся:
- Да всегда пожалуйста. Курица терияки подойдет?
- И не жаль тебе Кагурадзаки-куна? - она чуть возмущенно уставилась на него.
- Ну ты ж меня не пожалела. Я, между прочим, два дня вообще… кхм…
- И согласись - я выиграла тогда! - девушка запальчиво ткнула его кулачком в плечо. - Ты сжульничал!
- Я сказал, что оно могло быть поострее!
- Да что ты говоришь! - она состроила насмешливую гримаску. - И как было мороженное?
Теперь ответить не успел Куон - наблюдавшая за пикировкой четверка рассмеялась, невзирая на удивленных пассажиров, косившихся на шестерку старшеклассников.
- Ребята, я реально соскучился по вашим перепалкам, - со счастливой улыбкой выдохнул Ошино. - Все же что-то в мире должно оставаться неизменным.
- Вот ответили бы мы тебе…
- … но не будем портить вечер, - закончил за Могами Янки, переглянулся с ней и хмыкнул. - А если терияки без твоего особого соуса?
- Я подумаю над твоим предложением, - она вздохнула и поднялась. - Нам выходить на следующей станции.
У ворот рёкана девушка глянула на друзей:
- Давайте сначала я сама попробую отпроситься? Просто не хочу вас заставлять…
- Иди, - Сугита кивнула и подтолкнула ее вперед, и из-за этого ее подмигивание остальным осталось незамеченным самой Кёко. Девушка вздохнула, выдохнула, настраиваясь на нужный лад, и направилась к двери.
Яёй-сан встретила ее у стойки регистрации и нахмурилась:
- Кёко-чан, я же просила тебя прийти пораньше. Телефон твой не отвечает, время уже…
- Простите, тетя!..
- Здравствуйте, вы тетя Кёко-чан?
За спиной обернувшейся Могами оказались ее подруги.
- Простите, что мы без приглашения, - голос Рэй лился спокойно и даже величаво. - Мое имя Ватаджиба, я подруга Кёко-чан, как и Сугита-сан, - Рина сдержанно и с достоинством поклонилась женщине. - В задержке Кёко-чан наша вина, поэтому просим простить нас за это.
- Ну что вы, что вы, девчата, - Фува-сан тут же заулыбалась. - Я рада, что познакомилась с вами. Кёко-чан много рассказывала о вас.
- Нам тоже очень приятно познакомиться с вами, тетя, - Рэй поклонилась. - Кёко-чан говорит о вас с большим уважением.
Могами всерьез ощутила себя на императорском приеме. Ее подруги сейчас казались олицетворением благороднейших наследниц, настолько впечатляюще они держались и говорили. Она заметила, что на них вовсю глазеют служанки… Ой, и дядя идет!
- Добрый вечер, юные госпожи, - Кенджи вежливо кивнул, и его жена тут же перехватила его:
- Дорогой, это подруги Кёко-чан - Ватаджиба-сан и Сугита-сан.
Девушка снова поклонились.
- Мы хотели попросить прощения за задержку Кёко-чан, так как она общалась с нами.
- Я совершенно не сержусь, - тут же отозвался Фува-сан. - Я только рад, что наша Кёко достойна вашей дружбы, юные госпожи.
- Мы рады дружить с ней, - Рина вежливо улыбнулась. - И в качестве знака нашей с ней дружбы хотели бы пригласить ее завтра ко мне в гости. Мои родители будут на званом ужине, и особняк будет в нашем распоряжении.
- Я думаю, Кёко будет только рада принять ваше приглашение, - он выразительно глянул на Могами, которая тут же кивнула:
- Спасибо, дядя, тетя!
- В таком случае, я завтра в час дня пришлю машину за Кёко-чан и вечером ее тоже привезут до самого вашего рёкана, - Сугита поклонилась. - Мне было очень приятно познакомиться с вами, дядя, тетя.
- Мне было очень приятно познакомиться с вами, - эхом повторила Ватаджиба.
- Нам тоже, - в ответ поклонились супруги.
- Я проведу до ворот… - получив кивок, Кёко выскочила за подругами. - Девочки, вы были просто удивительны!
- Что ж ты хочешь от нашего воспитания, - немного ворчливо отозвалась Рина. - Этикет, манеры, речь в первую очередь. Но я ведь была права - девушку быстрее отпустят в девичью компанию, нежели в смешанную!
- Ладно-ладно, - ждущие на улице парни подошли к ним. - Идемте, проведем теперь вас. Банни-чан, до завтра!
Могами с улыбкой помахала вслед друзьям и хитро хихикнула, когда Хизури, обернувшись, подмигнул ей.
Да, до завтра!! И будет ее первое Рождество в старшей школе!! Так мало того, что Рождество – первый раз свой день рождения она будет проводить с друзьями! Аж дух перехватывает от счастья!
На хозяйской половине счастливую девушку перехватил взволнованный Фува-сан:
- Кёко, иди сюда, - он завел ее в свой кабинет. - Это про этих девушек ты говорила когда-то, что учишься с ними в одном классе?
- Да, дядя, они мои подруги.
- Молодец, - мужчина удовлетворенно кивнул. - Ты хорошо заводишь знакомства, раз они даже приглашают тебя на Рождество в гости.
Она невольно вздохнула про себя - а дядя все выгоду ищет…
- Ты иди, не переживай, Яёй-сан тут помогут служанки, - он махнул рукой на ее робкое напоминание о помощи в рёкане. - Ты формируешь свое будущее сейчас, это важнее.
Вошедшая Фува-сан, услышав последние слова мужа, лишь покачала головой:
- Но и о насущном забывать не стоит. Кёко-чан, а где Шо?
- Тетя, я передала ему ваши слова, но… - девушка пожала плечами и поняла, что впервые за весь вечер вспомнила о Шо-чане. Как-то не до него было…
- Бессовестный мальчишка! Ну я ему!.. - Яёй-сан с досадой погрозила пальцем в никуда. - А ты, Кёко-чан, иди переодевайся, будем ужинать.
Добравшись до своей комнаты, девушка переоделась и с замиранием сердца достала коробочку из портфеля. На свету бабочка была еще прекраснее - ее крылышки были усеяны мелкой россыпью капелек-камушков, переливающихся всеми цветами радуги. Да такое произведение искусства и носить страшно, только любоваться! Но желание ощутить себя хоть на мгновение принцессой победило. Кёко подбежала к зеркалу и заколола волосы.
Как красиво смотрится! Словно настоящая бабочка села на ее волосы! И не улетает…
Еще одно чудо. Она прикусила губу и впервые за три недели достала заветный кошелечек.
Вот первое чудо - ее амулет. Прости, Корн, что так долго обижалась, она виновата, знает… Но теперь все будет по-другому. Все ошибки поняты, обиды прощены, а
Вот второе чудо - кролик с крыльями. Она лишь улыбнулась, глядя на рисунок новым взглядом. Не мог сразу ей все рассказать, ишь, подозревал, присматривался, сопоставлял…
Третье чудо - бабочка. Невероятная, удивительная…
Она замерла, пораженная в самое сердце пришедшей мыслью - а ведь ему подарок не купила! Всем купила, даже Шо-чану, а ему нет, потому что… была очень-очень злая!! Что делать?! И магазины уже закрыты! И завтра будут закрыты!
Стоп, надо успокоиться, выдохнуть и… сделать. Самой. Еще впереди столько времени…
Послышался голос Яёй-сан, зовущей на ужин.
Впереди целая ночь! В конце концов, она Могами Кёко!



К главе 17


@темы: награфоманила по Skip Beat!, Юность чувств

URL
Комментарии
2017-07-21 в 14:05 

Natalya-Ru
Море тепла и любви
читать дальше

2017-07-21 в 15:30 

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
Natalya-Ru, спасибо, уже исправила :)

URL
   

Приют графомана

главная